Театр АТХ

 

Историю театра, чтобы не копировать, проще всего почитать тут http://artclub.renet.ru/theatres/atx/history.htm или тут https://theatre-atx.ru/teatre/history


Официальный сайт https://theatre-atx.ru
Неофициальный сайт http://artclub.renet.ru/theatres/atx.htm
Группа в fb https://www.facebook.com/theatre.atx/
Афиши лежат вот тут

А фотографии можно посмотреть по тегу Театр АТХ

Сказали "Спасибо!"

 

Комментарии

АТХ переезжает в авиационный техникум. Газета Саратов-СП, 31.10.2000 г.

источник Алексей Голицын

Театр АТХ пришел поздравить газету "Саратов" с 5-летием (1995 год)

Фотограф Чижов И.

Бенефис Сергея Ганина. Спектакль "Как я съел собаку" (13 января 2001)

Фотограф Чижов И.

Этот превосходный спекталь по пьесе Гришковца я видел в Доме Культуры Авиационного завода. Моя невестка будущая играла там бабочек, сын был сочувствующим. Но было это очень давно, скорее в 90х прошлого века или ранее. Запомнилась фраза-рефрен - "На Русском острове было здорово..."

Открытие выставки "Художники- театру" Ольга Харитонова и Иван Верховых. (19.12.2001)

Фотограф Чижов И.

Иван Верховых на экскурсии Л. Горелика по своим картинам (1 февраля 1996)

Фотограф Чижов И.

Судьбы театральных художеств

Маргарита СПИРИЧЕВА

 

9 марта должна состояться премьера спектакля, в постановке которого принимал активное участие Иван Верховых, художественный руководитель муниципального театра "Академия театральных художеств". Это чеховские "Три сестры" мастерской Петра Фоменко. Увы, премьера состоится во Франции, и даже московский зритель не скоро увидит новую постановку.

Статус Верховых в создании этого спектакля не формализован. Как он говорит, "не знаю, как будет написано в программке".

— Фоменко начал этот спектакль без меня, — рассказывает Иван Верховых. — Когда мы встретились, он меня то брал работать, то не брал, хотя мы с ним во многих вопросах совпадаем. Это, безусловно, его спектакль. Но у него со здоровьем неважно, он не может репетировать допоздна. Я же сейчас репетирую без выходных и до 10-11 вечера. Какие-то мои предложения проходят, некоторые нет. Но мне все это интересно. Поучиться я вообще-то люблю.

Как рассказал Верховых, это импрессионистский спектакль. Несмотря на то что "Три сестры" сейчас стали наподобие спортивных состязаний, когда каждый режиссер придумывает свою версию, Фоменко идет от автора. Максимальное число подробностей сохранено, а из авторских ремарок даже вырастают целые сцены. Действие не переносится в современность, но, тем не менее, герои должны быть близки современным людям.

Премьера состоится в Гавре (французы принимали активное участие в финансировании проекта). После пяти спектаклей часть труппы продолжит гастроли по Европе, а часть, в том числе и Верховых, вернется в Москву доводить постановку. В июле запланирована парочка закрытых показов "для своих" в центре Мейерхольда, а осенью состоится премьера "Трех сестер" в Париже. И только после этого их увидит широкий зритель.

Но личные планы Верховых так далеко не заходят. Он обсуждает с Фоменко новую работу, но состоится ли она, неизвестно. Тем временем в Саратове АТХ, кажется, подобрал себе помещение. Как сообщили в комитете по культуре администрации города, ведутся переговоры о том, чтобы муниципальный театр занял помещение в клубе Карла Либкнехта (это рядом с городским парком, по соседству с клубом "Карамболь"). В помещении нужен ремонт, в частности для того, чтобы клуб не мешал театру: ремонт окон, стен и т.п. Да и мелкий ремонт лишним не будет: ремонт горизонтальных жалюзи, дверей и т.д. Если смета на ремонт будет по силам городскому бюджету, то спектакли АТХ снова появятся на афишах города. И пока Иван Верховых остается его художественным руководителем.

 

Статья из № 8 (238) от 4 марта 2004 года

 

Адрес статьи на сайте:
http://www.bogatej.ru/?chamber=maix&art_id=15&article=20072015214339&old...

Второй бездомный театр

Александр КРУТОВ

Осенью этого года Саратовский муниципальный театр "Версия" вступает в свой 15-й театральный сезон. Но где будет праздноваться этот юбилей, пока неизвестно. Дело в том, что 1 июля истекает срок пребывания театра на его нынешней сценической площадке - в "красном зале" бывшего кинотеатра "Победа". После чего "Версия" станет вторым "бездомным" (после АТХ) муниципальным театром Саратова. О том, почему это произошло и что ждет театр в новом сезоне, рассказал журналистам художественный руководитель "Версии" Виктор Сергиенко.

Пребывание театра "Версия" в здании бывшего кинотеатра "Победа" началось пять лет назад с красивого жеста мэра Саратова Юрия Аксененко. На одном из публичных мероприятий Юрий Николаевич "подарил" театру АТХ зал кинотеатра "Победа". И хотя тогда, как и позже, труппа АТХ не имела своей стационарной сценической площадки, тем не менее худрук этого театра Иван Верховых предпочел не принимать "мэрский подарок" — в таком плачевном состоянии находился зал. После чего "подарок" Аксененко был предложен театру "Версия", который и вселился сюда, в "красный зал". Любопытно то, что о произошедшей замене "облагодетельствованных" им театров мэр долго ничего не знал.

Понятие "подарок" в представлении нашего мэра выглядело весьма своеобразно. Спустя два года после "дарения зала" Саратовская городская дума, председателем которой также является Аксененко, приняла решение о продаже всех помещений кинотеатра "Победа" в собственность АО "Крытый рынок". Одним из основных акционеров данного АО является весьма близкий мэру депутат гордумы Михаил Макеенко. Ну а чтобы не совсем обижать коллектив муниципального театра, при продаже было применено обременение. Городские власти обязали нового владельца в течение трех лет безвозмездно предоставлять зал театру "Версия". Оговоренные три года истекают 1 июля. Однако никаких обид, досады или горечи в адрес хозяев помещения, с которым придется расстаться, Виктор Сергиенко не высказал. По-видимому, не такое уж это большое счастье — делать спектакль, имея вместо фойе обезьяний питомник, террариум или выставку восковых чучел сексуальных монстров.

Какого-либо конкретного нового помещения руководство городского комитета по культуре театру "Версия" пока не предложило. На период переезда предполагается переместить весь реквизит театра в Городской центр национальных культур (бывший Дворец культуры авиастроителей). Возможно, к осени туда переедет и сам театр "Версия", если не удастся найти какую-либо площадку ближе к центру города. В настоящее время ведутся переговоры относительно зала бывшего Дома культуры им. К. Либкнехта около городского парка.

Что касается комитета по культуре городской администрации, то его председатель Виктор Егоров обещает лишь договориться с руководством ТЮЗа о предоставлении осенью тюзовской сцены для одного-двух юбилейных спектаклей "Версии". Таким образом, сегодня уже можно констатировать, что после АТХ "Версия" станет вторым бездомным муниципальным театром Саратова с аналогичным, по всей вероятности, концом. Подобно худруку АТХ Ивану Верховых, Виктор Сергиенко также уже нашел приложение своим режиссерским талантам за пределами "столицы Поволжья" — в Вольске.

 

Статья из № 19 (249) от 27 мая 2004 года

 

Адрес статьи на сайте:
http://www.bogatej.ru/?chamber=maix&art_id=8&article=12112013222645&oldn...

Наши в столице

Ирина КАБАНОВА

Город наш усиленно теряет представителей творческой интеллигенции в пользу Москвы - там-то у людей есть возможность заниматься творчеством и зарабатывать деньги именно таким способом, а не выкладыванием плитки и оклейкой обоев в перерывах между репетициями.

"Наше болото" - так высказываются о Саратове многие люди творческих профессий, имея в виду то, что здесь бьешься головой о стену, но ни удовлетворения, ни денег это не приносит. По большому счету, скучно и слабо идут дела в театральном мире, а появляющиеся редкие ростки нонконформистского искусства обречены засохнуть или деформироваться. "Все держится на личностях" - с этим высказыванием Ивана Верховых, режиссера почившего в бозе театра АТХ, спорить невозможно. Только вот личности эти в один прекрасный момент перестают мириться с серостью, а поскольку изменить ее у них не получается, вступает в действие "план Б", и личность отчаливает, что однозначно идет ей на пользу.

Иван Верховых, ныне работающий режиссером-постановщиком в "Мастерской Петра Фоменко", в творческом плане вполне доволен своим столичным существованием:

- Там есть смысл этим заниматься, есть где работать. Самое большое счастье для меня - работать с Фоменко. Он, как все гениальные люди, человек непростой, но мы находим общий язык. Все три последних года были связаны у меня в основном со спектаклем "Три сестры", работа с ним продолжалась практически до конца 2005 года – шли репетиции, играли спектакль и здесь, и во Францию возили. Как только спектакль встал на ноги, я собирался приступить к постановке следующего, но тут мне предложили главную роль в спектакле по роману Михаила Шишкина "Венерин волос" (рабочее название - "Самое важное", еще не окончательное). Пришлось вернуться к актерской практике, а это трудно, я уже ушел от этого.

Спектакль "Три сестры", увидевший свет в сентябре 2004 года, получил нынешней весной две "Золотые маски" - за «Лучший спектакль театра драмы большой формы» и за «Лучшую режиссуру театра драмы». Награды получил Петр Фоменко, фамилия Верховых значится в списке причастных к успеху в качестве ассистента режиссера.

Уехавшие в Москву актеры театра драмы Константин Милованов и Сергей Сосновский также являют пример удачной вписанности в столичный творческий процесс. Константин активно снимается в сериалах - его последнюю работу можно увидеть на канале НТВ в телесериале «Острог. Дело Федора Сеченова», где он играет главную роль.

На судьбу Сергея Сосновского, окончившего в свое время Саратовское театральное училище им. Слонова и принятого в труппу МХТ им. Чехова в 2004 году, рассчитывать приходится не всем – далеко не всегда столичные театры предоставляют право приезжим актерам произносить не «Кушать подано!», а «Цель моего прихода - вдунуть жизнь в твою почти остывшую готовность»: последняя работа Сосновского - призрак отца Гамлета. До этого были "Господа Головлевы", "Живи и помни", "Лунное чудовище", "Последний день лета", "Чайка". Критики сразу увидели в нем выразительного, играющего на нерве актера, и, что самое ценное, с крепкой школой психологического театра, даже в Москве вошедшей в число раритетов.

Нынешние выпускники театрального питают гораздо больше надежд на Москву, чем на театры города, а тем более области, и, получив диплом, торят путь к славе и процветанию непосредственно там, где их можно завоевать быстрее. Но можно ли их за это корить?

Адрес статьи на сайте:
http://www.bogatej.ru/?chamber=maix&art_id=11&article=21082006171115&old...

 

Статья из № 31 (361) от 17.08.2006 г.

АТХ станет театром Руслановой

Александр КРУТОВ

Некогда известный и популярный в Саратове театр АТХ, прекративший де-факто свое существование три года назад после отъезда в Москву его бессменного художественного руководителя Ивана Верховых, скоро исчезнет и де-юре.

 

По информации источника из театральных кругов Саратова, и. о. председателя городского комитета по культуре Эдуард Гавриленков намерен в ближайшее время преобразовать АТХ в муниципальный театр народной музыки имени Лидии Руслановой.

Следует напомнить, что прежний руководитель городского комитета по культуре Виктор Егоров всегда старался сохранить театр АТХ как действующую структуру. В частности. осенью прошлого года на должность директора АТХ был принят руководитель студенческого клуба СГУ Марк Пинхасик. В его задачи входило придание театру АТХ новых функций -- координатора и организатора городских праздников и народных гуляний. При этом основной упор в работе театра делался на заключении договоров и перекачке бюджетных средств в организации, специализирующиеся на проведении культурно-массовых мероприятий. Фактически Виктор Егоров пытался делегировать театру АТХ в лице Марка Пинхасика функции муниципального заказчика в этой области.

Когда весной нынешнего года Виктору Егорову пришлось уступить свое руководящее кресло Эдуарду Гавриленкову, будущее театра АТХ оказалось под вопросом. И вот теперь новый руководитель комитета по культуре вроде бы придумал, как поступить с театром-призраком. Художественным руководителем нового театра народной музыки имени Руслановой предположительно станет уже известный читателю Виктор Егоров, а в труппу театра будут включены такие известные егоровские коллективы, как «Лель» и «Благодать».

 

Статья из № 34 (364) от 07.09.2006

 

Адрес статьи на сайте:
http://www.bogatej.ru/?chamber=maix&art_id=1&article=9092006135216&oldnu...

АТХ в Доме архитектора (1996)

источник Алексей Голицын

Празднование 4 -х летия газеты "Богатей" в кл. "Волна" (22 февраля 2001)

Фотограф Чижов И.

Пост из блога Всеволода Тринитатского aka Вася Джа "Театральные совпадения" от 30.11.2009

«Выкидоны», «Дерево», «АТХ»… Понимаете, о чем я? На днях знакомая нам блогерша Даша Попова прислала приглашение прийти 4 декабря в СГАП на спектакль «Париж над Землею», поставленный Институтом Хорошего Настроения «Выкидоны». 

«Время и место проведения – 4 декабря. 19.00 – СГАП 
мы приглашаем вас посетить спектакль. Это открытие в творческой области жизни нашего города. 
Коллектив, который предстанет вашему вниманию, уже неоднократно украшал множество фестивалей в России и за рубежом. 
В этот вечер для вас: 
– чечетка на ходулях 
– скетч (видео-арт) 
– цирковые фрагменты спектакля 
– мистика «теневого театра» 
– музыкальное сочетание несочетаемого: рэп, джаз, рок и не только 
– добрая клоунада – это про нас!!! 
За один вечер вы побываете в цирке, театре, кино и просто заработаете хорошее настроение... билеты от 250, 300, 400, 500 и 700 рублей вроде. 700 – только первый ряд, потому что кто-то из сидящих там станет участником представления». 

Не находите что-то общего между Институтом Хорошего Настроения и Академией Театральных Художеств? Ну конечно, совпадения тут не только в названиях, ректор этого Института – один из самых несгибаемых театральных академиков актер Дмитрий Черных. На этом совпадения с культовым у нас в городе андеграундным театром АТХ пока закончились. Спектакль-то пластический, акробатический. А вот с самым модным сегодня пластическим андеграундным театром «Дерево» Антона Адасинского они только начинаются. 
Кстати, у «Дерева» 4 декабря тоже премьера, правда, не совсем такая, как у «Выкидонов», поскромнее будет. Это «превью» общегерманской премьеры спектакля «Арлекин», который покажут 4 декабря в Потсдаме, сама премьера будет только через две недели. Понимаете, как технично создают некое напряженное ожидание, информационный повод. Опять же, лексику вполне современную и специальную используют – «превью». 
Сейчас, конечно, всем медиа-ресурсам страны не до того, чтобы обсуждать проблемы театрального искусства. 
Сейчас все внимание общественности должно быть обращено к катастрофе с «Невским экспрессом», ну или, по крайней мере, к ответам Владимира Путина на вопросы. Только даже если я буду ему кричать со своего балкона, «боюсь меня он не услышит», а если услышит, то сказать ему нечего. А мне, например, очень интересно, куда ушло то наше новое театральное искусство, начавшее буквально расцветать в конце восьмидесятых. 
Почему его вытеснила эта нахрапистая коммерция, эти «модные режиссеры» снаряженные компакт-дисками для постановки одинаковых спектаклей по всей стране. Как считает Дима Черных, время к середине девяностых сыграло с театрами злую шутку. Театральные люди, уставшие от перманентного безденежья, обожали, когда в театре на самом современном тогда спектакле, получившим признание где-нибудь на фестивале в Эдинбурге, появлялся условный граф Монте-Кристо и покупал все билеты, буквально весь зал. Он понимал, спектакль играют только для него. Само собой, после спектакля этот человек шел за кулисы, прикуривал сигару от стодолларовой купюры и ловил восхищенные взгляды бедных артистов, угощал всех водкой с шашлыком и шампанским с шоколадками. Но на шоколадках долго не протянешь, с другой стороны – о шоколадках знали и ответственные чиновники, которые, возмущенные фактами «жирования» артистов, в свою очередь отказывали театру в дотациях, помещении. 
Может быть, чиновники думали, что Монте-Кристо будут и им доплачивать. Но времена были жесткие, они просчитались, а театра АТХ больше нет. К «Выкидонам» у лобастых критиков миллион претензий, мол, играют на корпоративах, зарабатывают деньги. А Дима Черных уверен, что театральный проект может быть устойчив, только когда артисты получают достойную зарплату, и проект спектакля экономически выгоден. И главное, что «Выкидоны» – это, можно сказать, ярмарочное искусство, театр сегодня расширил форму, ну а где, если не на корпоративах, каких-то массовых праздниках эту новую форму представлять. 
Причем, история эта показательная. Как вспоминает режиссер театра «Дерево» Антон Адасинский, у них в Питере была примерно такая же ситуация. В течение нескольких лет им обещали помещение под театр, сама Матвиенко, вроде как лично и неоднократно обещала. Адасинский ездил, смотрел, соглашался, а буквально на следующий день помещение уходило куда-то на сторону. Кончилось, правда, тем, что артистам все стало ясно насчет местной бюрократии во время германской поездки. Антон подошел к немецкому чиновнику в муниципалитете Дрездена, сказал: «Вот мы самые лучшие и модные из России, хотим жить у вас и работать, дайте нам базу». Немцы сначала впали в оцепенение от такой наглости – с какой стати «русский театр», а потом почитали представленную информацию в СМИ, посоветовались с критикой и предоставили. 
Сегодня «Дерево» – это петербургский театр, работающий в Дрездене. Почему же так не сделал в свое время Иван Иванович Верховых, можно ли было так спасти театр, ведь он пытался это сделать несколько лет, прилагая героические усилия, и разговоры о такой культурной эмиграции в частных беседах велись?! И ответ тут лежит на поверхности: ни «Дереву», ни «Выкидонам», в отличие от АТХ, не важно, в какой именно стране они играют свой спектакль – пластическому, акробатическому театру не важен язык. Вернее, их язык понимают без слов. 
Нет, безусловно, сегодня «Дерево» – почти что культурное знамя русскоязычной эмиграции. Они же русские. И тут случается самая неприятная история. «Дерево» бесплатно бывших соотечественников на свои спектакли не зовет. На некоторых эмигрантских сайтах в форумах так и пишут «дорогие деревяшки»: 

«vasya, Б-г с табоi». 
Не знаю ни одного человека (из русских тут), которого они бы подпустили к себе на расстояние, ближе вытянутого шлагбаума. Они и сами о себе говорят: «Живём сектой – в миру мало общаемся». Ну и мир к себе не особо допускают. 

Вот, впрочем, информация о ценах на ноябрьский перформанс: 

У нас цены на билеты «DEREVO» – всегда в таблице мероприятий (Текущие СОБЫТИЯ русской культуры) 
На «Nature Morte or Well Limited Freedom II» в дрезденских казематах билет стоит ?18,60 (14,20 со скидкой) . 
В июне open-аir на пруду (тот, что есть у нас в видеоразделе) – кажется, от 10 евро были билеты (в предварительных кассах, вечером д.б. дороже). 

Но сами артисты соотечественников за рубежом стараются избегать. Вроде бы чего избегать-то – и те, и другие – экономические эмигранты? Как говорит в одном из интервью Антон: «Телевизоры не смотрим, газет не читаем, считаем себя театром Санкт-Петербурга. Наши зрители, в отличие от эмигрантов, да и коренных европейцев, денег на театры не жалеют, может, в этом виноват неистребленный еще из подсознания дух графа Монте-Кристо». 
Но, с другой стороны, ну что такое 18 евро, да это те же 800 рублей. Так что теперь мы с вами ответственны за наш родной саратовский андеграунд. То есть какая получается метаморфоза интересная: получу я деньги за этот материал и пойду куплю билеты на «Выкидоны». 
Кстати, о театральных совпадениях. Помните, лет 18 назад, где-то в районе станции «Бологое» сошел с рельсов поезд «Москва–Ленинград», погибло много людей. Вот мои знакомые продвинутые буддисты говорят, что 18 лет – это полный цикл повторения событий, чтобы человек мог все произошедшее с ним осознать и сделать выводы. Театральные люди, похоже, эти выводы сделали, в отличие от чиновников. 

ПЕРВОМАЙСКАЯ.ВЕРХОВЫХ И. (около 2000г.)

фото Сергея Кармеева

Премьера спектакля театра АТХ "Прекрасность жизни" (6 июня 1995)

Фотограф Чижов И.В.

Сцена из спектакля Самойловского народного театра. Артисты – Ряснянский И.И. и Верховых И.И. (Кон. 1970-х – нач. 1980-х гг.)

Верховых Иван – ученик Самойловской средней школы декламирует стихи (1974)

Привалов А. и Верховых И. – учащиеся Самойловской средней школы

Верховых Иван – ученик Самойловской средней школы

Верховых И., Привалов А., Дергачева Л., Ряснянский Н. – учащиеся Самойловской средней школы репетируют спектакль «Планета надежды»

Верховых Иван Иванович – студент Московского театрального училища имени Щукина (1986)

Самойловский краеведческий музей

Премьера спектакля "Там" АТХ (13 июля 2001)

Фотограф Чижов И.В.

Пресс-конференция французского режиссера Лукаса Хемлеба, ставящего интернациональный спектакль с участием АТХ

В руках Ивана Ивановича Верховых - лаковая миниатюра "Барыня" - продукт к сожалению, уже не существующей фирмы-предприятия народных промыслов "Ванька-Встанька" (рук.Е.И.Бондаренко).

Фотограф Чижов И.В., 27 октября 1998 года

Репетиция интернационального спектакля с участием АТХ. Спектакль ставит французский режиссер Лукас Хемлеб

Фотограф Чижов И.В., 27 октября 1998 года

20 ноября 2018 года исполнилось 30 лет театру АТХ.
Академия Театральных Художеств отмечает юбилей новой постановкой и создает спектакль «КАРТА МИРА» по одноименной пьесе Хуана Майорги (перевод Натальи Малиновской). Пьеса впервые опубликована на русском языке в журнале «Иностранная литература», № 8, 2018.


Желание автора увидеть пьесу «КАРТА МИРА» - одно из самых сложных его произведений – на сцене российского театра совпало с желанием коллектива АТХ не просто напомнить о себе, но к тридцатилетнему юбилею создать яркое, интеллектуальное высказывание. 
На премьере, которая состоялась в Москве 30 ноября, присутствовал Хуан Майорга – современный испанский писатель, драматург, сценарист, чьи произведения переведены на 19 языков и поставлены в 27 странах.

Селфи Сергея Ганина со звездой мировой драмы Хуаном Майоргой после московской премьеры

Первая постановка в России пьесы осуществлена театром АТХ. Соорганизаторы проекта: Институт Сервантеса в Москве, пригласивший Хуана Майоргу на встречу с читателями и зрителями, и «Класс-центр» (школа актерского мастерства во главе с его основателем и бессменным директором С.З. Казарновским), любезно предоставивший Театральный зал для показа нового спектакля.  


Спектакли по пьесам Майорги поставлены в 30 странах и переведены на 20 языков. «Карта мира» впервые опубликована в России два месяца назад в журнале «Иностранная литература». Театр АТХ первый в России взялся поставить спектакль современного драматурга с мировым именем. Желание автора увидеть пьесу «Карта мира» - одно из самых сложных его произведений – на сцене российского театра совпало с желанием коллектива АТХ не просто напомнить о себе, но к тридцатилетнему юбилею создать яркое, зрелищное, интеллектуальное высказывание.
Новый спектакль легендарный театр покажет в Саратове в декабре 2018 года. Поклонники АТХ, театралы города смогут увидеть необычный спектакль 12 декабря в «Театральном зале» саратовской городской консерватории и 13-14 декабря в зале социально-экономического института.

 

Режиссеры-постановщики Иван Верховых и Юрий Кудинов. Художник-постановщик - Юлия Михеева. Проект организован театром ATX в сотрудничестве с «Класс-центром» и Институтом Сервантеса в Москве при официальной поддержке министерства культуры Саратовской области.

 

 

 

Билеты можно приобрести в кассах консерватории, в театральных кассах «Детского мира», салона красоты на пр. Кирова, ТЦ «Сити-Молл» (Карусель), ТЦ «Сиеста», в ГП «Лента» (Энгельс) и, может быть, самый удобный в наше время способ: в электронном виде через городские зрелищные кассы https://saratov.kassy.ru/, а также у распространителей. 
Телефон для справок: 40-33-19.

«Карта мира». В свой юбилей АТХ расскажет саратовским зрителям историю варшавского гетто

текст Анны Мухиной

 

Театр АТХ празднует 30-летний юбилей. 12-14 декабря саратовские зрители увидят спектакль «Карта мира» по пьесе испанского драматурга Хуана Майорги. Несмотря на то, что Майорга – известнейший драматург, произведения которого переведены на 26 языков мира, в России это первая постановка по его пьесе.

АТХ вообще удивительный театр – вроде бы его формально, в привычном для нас виде, давно не существует: у него нет своего помещения, его актеры – кто вообще ушел из профессии, остальные разъехались по разным городам и разным театрам. Режиссер АТХ Иван Верховых давно работает в Москве в «Мастерской Петра Фоменко». Но при этом театр все равно есть, все равно жив. И, что удивительно, АТХ пусть редко, но собирает артистов и зрителей и показывает спектакли. Опыт постановки «Карты мира» необычный – репетиции шли в двух разных городах, а потом спектакль «монтировался» в единое целое уже в Москве. 30 ноября там с успехом прошел премьерный показ «Карты мира», на котором присутствовал и сам драматург.

О том, насколько трудно было работать над спектаклем в таком необычном режиме, о том, для чего вновь и вновь возвращаться к АТХ как к явлению, мы поговорили с режиссером-постановщиком саратовской части «Карты мира» Юрием Кудиновым.

– Юрий, «Карта мира» – это не первое возвращение театра АТХ на саратовскую сцену после того, как театр фактически перестал существовать?

– Да, на наше 25-летие мы сыграли коллаж из старых спектаклей. У Ивана Ивановича (Верховых. – А.М.) была идея сыграть Хармса, визитную карточку АТХ. Было интересно, спустя четверть века сможем ли мы повторить этот опыт. Сыграли два спектакля. Публике понравилось, нам тоже. Теперь у театра тридцатилетие. Зрители, которые нас помнят, ждут наших спектаклей. Но что показывать? Возвращаться к старому не хотелось. У Ивана Ивановича возникла идея – совершенно сумасшедшая – сделать что-то новое. Но как это сделать, если люди разбросаны по разным городам?

– У меня тот же вопрос возник.

– Плюс многие перестали заниматься театром по разным причинам. Не выходили на сцену больше двадцати лет. Кто-то ушел в режиссуру, кто-то – в бизнес. Как собрать тех, кто работает в театрах, но не в Саратове?

– Я так понимаю, что все-таки артисты в основном работают в Саратове и в Москве?

– В основном. Поэтому мы поделились на две группы: одна репетировала в Москве, а мы занимались здесь, в Саратове.

– Как возникла идея ставить именно «Карту мира» Майорги?

– Эту часть истории лучше расскажет сам Иван Иванович. Она большая. Но если говорить коротко, просто появился перевод. И потом Майоргу никто не ставил в России до этого.

Хотя это известнейший драматург – издан на 26 языках мира. Еще совершенно потрясающий человек большой культуры. Театр АТХ с ним познакомился лично – он приезжал на премьеру в Москву. Отнёсся с большой чуткостью к нашей работе. Он же понимает ситуацию, в которой это всё создается, – практически на полных эмоциях без колоссальных спонсорских вложений.


Премьера Карты мира в Москве. Фото – Сергей Ветров

– То есть юбилей вы празднуете «на свои»?

– Фактически да. Конечно, нам помогают друзья, которые и раньше оказывали поддержку театру. Но мы и свои средства вкладывали, чтобы этот проект осуществить. По-другому никак.

– Давайте вернемся к «Карте мира».

– Да, так вот. Появился перевод пьесы. Переводчица – Наталья Малиновская, знакомая Ивана. Она предложила такую вещь. Он прочитал и подумал: а почему нет? Месяца три назад перевод опубликовал журнал «Иностранная литература». Но у нас пьеса появилась раньше. Мы еще летом с ней познакомились, часть отпуска посвятили первым репетициям. А потом, «Карта мира» хорошо ложилась на историю наших возможностей. Она так структурирована, что можно было ее ставить параллельно. Согласно распределению ролей основные сюжетные линии удачно подходили саратовской и московской группам. Осенью, когда у всех начались репертуары, съемки, мы сумели эту историю параллельно сделать. Появился спектакль. Когда вы его посмотрите – поймете, о чем я говорю.

– То есть вы свою часть пьесы репетировали здесь, а остальные в Москве? А потом вы приехали перед премьерой туда…

– …и начали этот пазл собирать. У нас была неделя. Так получилось, что первый прогон совпал с премьерой. Конечно, если бы мы полгодика порепетировали вместе: подтянули бы наших защитников, подучили вратаря, дали бы нападающим приличные клюшки, мы бы показали, на что мы еще способны. Но у нас ни у кого нет такой возможности. Что нам дает Господь, тем мы и пользуемся. И мы страшно благодарны, что такое в нашей жизни случилось. Ощущение какого-то внутреннего счастья, исторического такого события, оно было. И должно повториться еще раз. Хотя казалось, что это невозможно.


Премьера Карты мира в Москве. Фото – Сергей Ветров

– Как московская публика приняла спектакль?

– Очень хорошо. Всем понравилось. Особенно Майорге. Он говорил через переводчика. Я его слова не воспроизведу – он говорит образно, литературно, хорошим таким языком. Сделал нам много комплиментов. Раздавал автографы на том самом издании «Иностранной литературы». Я, такой счастливый, привез домой подписанный журнал – нате! А там всё по-испански (смеется). Теперь лежит у меня этот журнал, а я даже не вспомню, что там написано. Знаю точно, что Хуан очень хвалил дуэт Старика и Девочки.

Надо, наверное, сказать, что ничего бы этого не случилось, если бы не Мария Шиманская и Альгис Арлаускас. Это Арлаускас стал мостиком между АТХ и Майоргой. Естественно, Майорга не поедет специально смотреть в Россию какой-то театр. И его визит – это такой аванс нам, потому что он был почти не знаком с АТХ, только по видео, фото и оценкам зрителей.

– Юрий, а в конце 80-х и в 90-е сложнее или проще было делать театр, чем сейчас?

– Конечно проще. Если ты моложе на двадцать лет, эта дистанция тебе дается гораздо легче. Это раз. Два – ты не загроможден какими-то собственными сложившимися в голове системами, ты готов пробовать новое, рисковать. Ты жаждешь этого риска и этих открытий.

Ну и времена были совершенно другие. Зритель, который ходил в наш театр, был совершенно другой. Я не говорю «лучше/хуже». Я говорю, что он другой. Вот и всё.

– А что, по-вашему, влияет на зрителя? Почему он меняется?

– Времена влияют. Сейчас такой довольно агрессивный капитализм. А тогда граница Советского Союза и вот этого чего-то только начинающегося была прозрачная, размытая. В этой воде можно было ловить и золотую рыбку, и совсем не золотую и совсем не рыбку. Нам повезло, наверное. У нас же не было цели создавать какой-то свой театр. Так получилось. Как раз всё было против нас всегда. А мы были, как ни странно. И в этом виноват зритель. Зритель, который был с нами, куда бы мы ни уходили, ни уезжали и какие бы занавески ни вешали. Зрители нам помогали всегда – встречали с поездов, таскали вместе с нами декорации, потом садились в зрительный зал и обожали нас. Спектакль никогда не заканчивался только аплодисментами. Он продолжался потом – общением.

В нашем случае довольно простая формула сработала: должны совпасть время, коллектив и пьеса. Это было наше время, наша молодость и Хармс, которого тогда нигде не было. Не было ни одной книги – только распечатки у Ивана Ивановича. Когда появилась первая изданная книга произведений Даниила Хармса, мы уже играли спектакль.


Иван Верховых репетиция Карты мира

– Почему вы всё время возвращаетесь к АТХ, несмотря на то, что театр как бы перестал существовать? Не лучше ли оставить прошлое в прошлом?

– Наше возвращение – это не дань молодости. Это не воспоминание. Это какая-то эстетика, которая есть внутри тебя. Она в тебе заложена, воспитана, с ней связаны лучшие дни жизни. Ты в ней живешь, она тебе близка. И театр, который тяготеет к такой эстетике, становится тебе близок. В Москве много хороших театров, но по форме и содержанию, наверное, самый близкий к эстетике АТХ – это «Мастерская Петра Фоменко». Это очень похоже на то, что мы делали.

– Давайте вернемся к «Карте мира». Почему эту постановку вы решили играть и на Москву, и на Саратов?

– Про Москву всё очень просто: Хуан Майорга чрезвычайно занятой человек. И нам обозначили дату – 30 ноября, только в этот день он мог прилететь в Москву. Сразу после спектакля он вылетел назад. Так что к этой дате мы выжимали из себя все соки. Основной же зритель, который помнит и любит АТХ, живет в Саратове. Театр навсегда связан с Саратовом, служил этому городу. И мы считаем своим долгом сыграть премьеру дома.

– Почему Майоргу не ставят в России?

– Нет переводов. Надеемся, после нашего спектакля интерес к этому автору однозначно будет и в России.

– О чем спектакль?

– Это варшавское гетто. В основе сюжета лежат реальные события, происходившие в 1942-м году в Варшаве. Они особым образом оказываются связаны с современностью. Театр АТХ всегда находился в диалоге со зрителем. Всегда умел смотреть на происходящее глубоко, с иронией. И «Карта мира» в этом смысле не исключение. Театру полезно оглядываться, как историку, и смотреть в прошлое.


Репетиция Карты мира

 

– Смотреть в сторону чего?

– В сторону того, что может произойти в любой момент с любым из нас. Ведь гетто – это же не только внешняя история. Гетто может быть внутри нас, внутри семьи, внутри какого-то отдельного города. Это непростая история, скорее даже история внутреннего пространства – мое «я» здесь и мое «я» снаружи – какое из них более реальное, более настоящее. Я туманно говорю, простите. Посмотрите спектакль, ради Бога, вы поймете, о чем я.

В основе лежит настоящая история. И она покоряет. Меня она покорила сразу, как только я прочитал пьесу. Иван позвонил и спросил: как тебе? Я сказал, мне очень нравится. Очень. Потому что она сложная в постановочном смысле, математически сложная. Так хочется, чтобы зритель не ломал голову, а шел за артистом, пытался понять, что, куда и откуда течет, чтобы задумывался.

Когда мы взяли эту вещь в работу, нам задавали вопрос: ребята, зачем? Зачем об этом думать? Всё уже известно и всё сказано. Зачем вы это берете? А я посмотрел в поезде в Москву «Собибор» Константина Хабенского и удивился совпадению наших интересов. Мне кажется, важно поднимать такие трагические и непростые темы. Потому что все очень и очень может быть. Это страшно, но это правда. Такая история может повториться.

– Почему вы решили, что надо делать что-то новое и сразу такое сложное?

– Я думаю, что если и есть смысл собраться вместе и «безвозмездно» работать, то только если в основе есть желание сказать о чем-то важном, сказать серьезно, четко, внятно. По пустякам в таких случаях уже не собираются.

На свой 25-летний юбилей мы повторили всё, что зритель помнил, любил. Мы перед ним честны. Время попробовать сделать что-то новое. Послушать друг друга. А то, что в этом городе живет уже не одно поколение, которое не знает, что такое АТХ, это нормально. В этом нет ничего страшного. Главное, чтобы у них был свой театр. Свой АТХ.