Хутор Вебер. Архив Нины Суховой

Н. Сухова, И. Ставицкая. Веберы – поселяне-собственники из немцев Поволжья

   Немец Николаус Вебер в поисках лучшей жизни покинул с семьей Германию и попробовал свою счастье сначала в Дании. По данным транспортного списка колонистов в 1760 г. он прибыл в датский город  Алтону. Через три года пребывания в Дании его семья перебралась в Россию в колонию Нижняя Добринка Камышинского уезда Саратовской губернии, где долгое время занималась хлебопашеством. Многочисленные потомки Николауса Вебера разбрелись по разным городам и весям Саратовской губернии и к концу XIX в. обосновались в Царицыне, Дубовке и Оленьевской балке.

    Оленьевская балка находится в 16 верстах от Дубовки. Балка почти сплошь усеяна мелкими деревнями и хуторами. Самыми значительными населенными пунктами являлось с Оленье со 100 домохозяевами и с. Михайловка с 70 домохозяевами. Во всех хуторах насчитывалось до 70 дворов. Хутор, принадлежавший немцам Веберам, располагался в Песковатской волости на речке Оленьей и состоял из двух участков земли, площадью 2289 десятин, в том числе 3 десятины под усадьбой, 10 десятин под огородом, 250 десятин под лесом дровяным и кустарником, 1911 десятин под пашней, 88 десятин под выгоном, 58 десятин под лугами и 114 десятин у реки Волги с мукомольной механической мельницей, мятным заводом и жилыми и нежилыми помещениями. Пашня засеивалась мятой, табаком и другими диковинными растениями. Из мяты на заводе производилось мятное масло, которое поставлялось в Саратов, Москву и другие крупные населенные пункты. Выращивалась сортовая сирень для производства одеколона. Значительную территорию занимал грушевый сад с небольшими сочными сладкими плодами и мякотью выраженного темно-коричневого шоколадного цвета. Это распространенный местный полудикий сорт Черномяска буерачная. Груша выращивалась с использованием особой агротехники. Растения высаживались по наклонному оврагу, что обеспечивало их полив дождевой и талой снеговой водой. Посадки деревьев делались в разное время, поэтому период плодоношения увеличивался: на некоторых грушах плоды только завязывались, на других уже можно было собирать урожай.  Плоды шли на варенье и для начинки пирогов. Популярностью на хуторе пользовался арбузный мед – нардек, который хорош с лепешками и пшеничным хлебом. Сельскохозяйственные работы осуществлялись с привлечением немецких рабочих. Для удовлетворения их религиозных потребностей Вебер устроил молитвенный дом и повесил там звучный, раздающийся по всей балке колокол. Этот колокол привлек православное население балки, и они стали посещать молельный дом. Вебер против участия православных в общих молениях не возражал. В 1896 г. земство постановило открыть в с. Оленье церковь-школу, библиотеку-читальню и приют для приезжающих с дальних хуторов.  Грамотные хуторяне были только в зажиточных семьях, которые изредка приглашали к себе какого-нибудь странствующего унтер-офицера в отставке или заштатного дьячка. Со временем на хуторе была открыта лютеранская школа. Некоторые хуторяне занимались отхожими промыслами. Старожилам запомнился немец Карл Карлович, который скупал у местного населения молодняк крупного рогатого скота и перепродавал его на ярмарке в Саратове. Запомнился он потому, что в степи собственноручно выкопал котлован под пруд, обложил его бутом, подвел туда воду из родника, чтобы пруд не пересыхал. Пруд, получивший у местного населения название Карлычев, функционировал до недавнего времени и был разрушен хулиганами или кладоискателями.

   В XIX в. это имение принадлежало дубовскому купцу мукомолу Людвигу Яковлевичу Веберу.   В 1886 г. он завещает все свое имущество, заключающееся в 2463 десятинах земли со всеми постройками, 2 водяные мукомольные мельницы, а также всю движимость разделить между сыновьями Адамом и Яковом Людвиговичами Вебер. Жене Христиане, урожденной Рейнгардт, если захочет жить отдельно от сыновей, выдать 800 рублей серебром и одну корову. Старший сын Фридрих наделен при жизни, дочери Анна, Мария-Екатерина и Екатерина-Елизавета выданы в замужество с приличным приданым.

    Все сыновья и внуки зажиточного дубовского купца оказались несостоятельными должниками.    В 1915 г. состоялась публичная продажа недвижимого имения, принадлежавшего поселянам Якову Людвиговичу, Александру Адамовичу и Георгию Адамовичам Вебер, состоящего в Песковатской волости на хуторе Вебер.

   Яков Людвигович Вебер, житель Дубовки, вынужден был продать свой дом в 1 части Дубовки на Садовой улице за 100 рублей казачке М.В. Персидской. Два его сына – Яков Яковлевич и Самуил Яковлевич перессорились и стали кровными врагами. Яков Вебер захотел посадить брата в тюрьму и подал в суд прошение, в котором обвинял брата Самуэля в том, что он не вернул швейную машинку, оцененную в 40 рублей и граммофон с 14 пластинками. Самуэль Вебер написал, что находит обвинение не добросовестным, что вещи не присвоены, а были уступлены в его собственность братом в счет платы за содержание его дочери на хлебах. Судья признаков преступления не нашел. Яков Яковлевич жил в Царицыне, а Самуэль Яковлевич в Дубовке.

   В настоящее время хутор Вебер, где еще сто лет назад кипела жизнь, представляет собой ровную степь. Сохранились остатки грушевого сада. Еще в послевоенное время на этом месте оставались аккуратные выбеленные домики с красными мальвами в палисадниках. Но хозяев немцев Поволжья там уже не было. Однако следы пребывания Веберов в этом месте продолжают искать и сейчас. Этой весной на место, где стоял хутор Вебер, прибыли москвичи с металлоискателем, где-то прознавшие о существовании клада. На большой глубине они откопали кованный сундучок с полным набором серебряных приборов от столовых до десертных. Серебряные изделия немецкого производства датированы 1850 г.

 

 

 

Остатки грушевого сада, за которым располагался хутор Вебер. Фото Иляны Ставицкой, 2020 г.

  

   Еще одно место пребывания Веберов в Саратовском крае – Михайловка. Она возникла в 1762 г. Свое название получила от имени полковника Михаила Сидоровича Себрякова, которому Указом императора Петра III от 24 мая 1762 г был передан в вечное и потомственное владение пустопорожний Кобылянский юрт окружностью 102 версты. В 1869 г. началось строительство железной дороги Грязи – Царицын. Дорога прошла вблизи владений наследников полковника, и возникшую рядом станцию назвали по фамилии владельцев земель – Себряково. Иван Лукьянович Вебер построил около железной дороги мельницу (Белую), а в 1898 г.по улице Этапной (ныне Народной) другую – Красную и стал владельцем мукомольной фирмы «Вебер». 21 сентября 1895 г. громадная мукомольная мельница около станции Себряково сгорела. Кроме нее пожаром уничтожены все принадлежавшие И.Л. Веберу амбары с мукой и зерном. Пожар был настолько сильным, что пришлось остановить движение по железной дороге. Пожар сопровождался человеческими жертвами. Мельница застрахована на 600 тысяч руб. Причины пожара неизвестны. В 1909 г. купец Вебер был признан несостоятельным должником. Обанкротившийся владелец фирмы Иван Лукьянович Вебер скрылся от кредиторов, среди которых находились банки и немцы-колонисты, поставлявшие на мельницы зерно. Особенно пострадал дубовский купец Яков Андреевич Вааг, лишившийся в результате ликвидации фирмы Вебера 187 200 руб. 19 коп.

    Таким образом еще до революция предпринимательская деятельность купцов Вебер закончилась. Хотелось бы найти потомков немцев Веберов, что узнать историю их жизни из первых рук.

Белая мельница Вебера. Фото из интернета

 

(Ист. Форум  Wolgadeutsche.net; Сухова Н.Н., Плеханова И.Н. «Посад Дубовка-купеческая столица Нижнего Поволжья». М., 2018 г.; Волжско-Донской листок 31 января 1896 г.; Волжско-Донской край 10 июля 1916 г.; Самолова Л. Люди торгового звания. Волгоградская правда. 1.3.2012 г.; Волжско-Донской листок 24 сентября 1895 г.; А.Х. Минх. Историко-географический словарь Саратовской губернии. Саратов, 1900.г.; Воспоминания старожилов с. Оленье Янцевой Валентины Александровны и с. Екатериновка Гокова Владимира)

 

Сказали "Спасибо!"

 

Комментарии

Кто- то из потомков поселился в с. Старицкое Энгельсского р-на.